Как приручить монстрика

Часть 1: когда все сразу пошло не так

Вильяэрмоса, Мексика,  июль 2016

Сердце бешено стучало, руки тряслись, а ноги словно утопали в зефирной невесомости. Так я еще никогда не боялась. В висках пульсировали мысли о том, что надо упасть в обморок или сбежать подальше от этого незнакомого места. Пот лил ручьем, даже непонятно из-за жары ли или волнения.

 

Все пошло не так с самого начала: за 7 часов до вылета в Мексику у меня отменили рейс, багаж потеряли во время пересадки на Кубе, а банковскую карту заблокировали при попытке снять деньги. За последние два дня перелетов я едва ли спала больше 2 часов. Вишенкой на торте стал разговор с менеджером моей стажировки вечером по прилету. Давид со вздохом признался, что в этот счастливый день ему позвонила компания, с которой у меня был заключен контракт на следующие полгода. Они испытывали финансовые трудности и разрывали договор.

 - Какие теперь варианты? - спросила я Давида, опускаясь на плетеный стул в столовой его дома.

- Особо никаких, - сказал он, но поспешил добавить, видя, как сжимается моя челюсть. - Есть одна частная школа, они ищут учителя. Там сложный отбор, и собеседования уже в пятницу, но попробовать стоит. Если не там, то тебе нужно будет ехать в другой город и искать другую работу.

 

- Какой отбор?

Давид покопался в карманах и достал листочек с заметками на испанском. В то время я совсем не говорила на языке Сервантеса, поэтому он начал переводить.

- Написать биографию на 20 страниц. От руки. Здесь есть список вопросов, - я увидела набор из примерно 15 вопросов и вздохнула. Давид продолжил. - Подготовить демо-урок на 20 минут, пройти психологическое тестирование, пройти собеседование с завучем, пройти собеседование с директором. Они ищут кого-то с опытом работы в средней школе, но у тебя же вроде есть брат с сестрой, скажешь, что занималась с ними. Тем более, знание испанского желательно, но не обязательно.

Если бы моя классная руководительница из средней школы сейчас увидела меня, входящую в огромные синие ворота Colegio Scout, она бы перекрестилась раз 5.

“Особо никаких, - отдалось эхом в моей голове, - никаких надежд, что меня возьмут.”

Я закончила университет месяц назад со степенью бакалавра бизнес-аналитики. Мой преподавательский опыт ограничивался работой в детских садах Москвы и Пномпеня и небольшим количеством часов репетиторства. Я никогда не преподавала в школе. Более того, когда я была подростком, работа в средней школе казалась мне адом и худшим, что ты можешь сделать со своей жизнью.

 

Если бы моя классная руководительница из средней школы сейчас увидела меня, входящую в огромные синие ворота Colegio Scout, она бы перекрестилась раз 5. На улице было градусов за 40, и купленные в последний момент рубашка и брюки неприятно прилипали к телу. Мой багаж все еще ожидал возвращения к хозяйке, и мы выбирали костюм для интервью в ближайшем торговом центре. Как оказалось, местные словно не замечают, что живут в сауне и производят костюмы из тканей, в которых в России я бы ходила в +15. Проблемой было и найти мой размер: для здешних краев я была слишком “худа”.

- Вы можете присесть, - тучная улыбчивая мексиканка указала на ряд синих стульев вдоль двери. - Директор сейчас подойдет.

Кивнув и с осторожностью примостившись на краешке стула, я начала глубоко дышать, пытаясь прогнать нарастающий ужас. Не волнение, не легкое возбуждение как от чего-то поистине прекрасного, не панику как при невыученном экзамене, а настоящий ужас - неконтролируемый и парализующий. Никогда в жизни ТАК я не боялась ни до, ни после.

 

“Чего я боюсь? Не получится - уеду в другой город. Да и что я вообще тут забыла. Проще упасть в обморок. Меня вынесут, все закончится,  - беспокойно повторяла я про себя. - Даже если это будет полный провал, пусть он пройдет как можно скорее.”

 

Проговорив эту мантру несколько раз, я немного успокоилась. Оказалось, вовремя: ко мне уже подходила темноволосая пожилая женщина худощавого (нетипичного для мексиканки) телосложения. Директор приветливо протянула руку, расплывшись в широкой улыбке. Стеснительно растянув губы в ответ, я пожала смуглую ладонь. Мексиканка залепетала по-испански. Уловив на себе недоуменный взгляд, она спохватилась и тут же перевела на английский:

- Проще упасть в обморок. Меня вынесут, все закончится,  - беспокойно повторяла я про себя.

- Очень рада видеть Вас в нашей школе, мисс Юлия. Мы начнем с демонстрационного урока, на котором вы покажите, как умеете управляться с классом, после этого мы изучим вашу биографию и приступим к интервью.

 

Ощутив новый прилив крови к вискам, я, пожалуй, слишком бодро кивнула. Директор повела меня по коридорам, лестницам и школьным закоулкам в отдаленную классную комнату. Школа оказалась не маленькой: 4 здания в 3-4 этажа каждое, большой двор. Везде сновали рабочие, подкрашивая стены бело-синей гаммы.

“Это все скоро закончится”, - еще раз 5 повторила я у себя в голове, оказавшись перед простенькой темно-коричневой дверью. Вдох-выдох, я толкнула дверь и вошла внутрь.

Кабинет вовсе не представлял собой ужасную камеру пыток или палату заключенного. Все те же светло-голубые стены и синие стулья с прикрученными столиками для письма, большая белая доска с разноцветными магнитами и пачкой новеньких маркеров. Слева всю стену занимали окна, сейчас плотно закрытые, чтобы не впускать уличную жару. Кондиционер работал на славу - даже в новеньких штанах мне стало прохладно. Учительский стол располагался справа и сейчас был завален ватманами, из-под которых кое-где выглядывали ножницы, карандаши, цветные ручки и наборы ластиков.

Из примерно 20 стульев в классе были заняты только 3: на одном сидела директор, на втором - очень похожая на нее женщина, примерно того же возраста и комплекции. Она отличалась разве что очками, сквозь которые смотрела на потенциальную учительницу. На третьем стуле, чуть поодаль, расположилась полненькая девушка в рубашке и черных спортивных леггинсах, у нее не было очков, но глаза выделяла черная подводка.

- Maestra, quiero comer! No quiero hacer nada! - вдруг ни с того ни с сего заорала директор, нелепо подняв руки над головой и махая ими на манер сошедшего с ума орангутана.

 

Мои глаза не смогли скрыть удивления по поводу такого резкого превращения интеллигентной дамы в неадекватного психа, пытающегося сейчас с ногами залезть на маленький стул и раскачаться на нем посильнее.

- Мне нужно подготовиться, - пробормотала я, закрывая чуток отвисшую челюсть и сглатывая подступившую к горлу тошноту.

 

У меня был готов план урока по целям ООН, распечатаны материалы и скачано мое любимое видео о социальном вкладе, найденное на просторах интернета. Святая наивность. Даже оставаясь потрясенной поведением директрисы, я все еще не понимала, что урок пойдет не по плану.

 

- Скажите, когда будете готовы, - директор снова превратилась в саму себя, поправив низ рубашки и убрав ноги с сиденья.

 

Нервно втыкая флешку в ноутбук, я, конечно, могла бы думать о том, как изменить ход урока и что сделать, когда оборотное зелье снова начнет действовать на директора. Однако, по правде говоря, пустырь и перекати-поле в голове говорили только о том, что надо будет импровизировать. Я выпрямилась и выдохнула:

 - Готова.

©2018 by Julia Smolkina