Ночь в пустыне 

Часть 2: о духах и верблюдах

Наш дом в пустыне, Израиль, октябрь 2018

- Говорят, рай здесь, но люди об этом забыли, - рассказывает Давид. - Здесь не ощущаешь время, не важно, какой день, час. Я, как армию закончил, сразу в пустыню пошёл. А был офицером, убивал людей. Так что скажу вам: люди - самые опасные твари. 

Мы смотрим на костёр и, заворожённые, слушаем его истории. Приезжает помощник Давида - Ор. Его имя переводится как "Свет". Он даёт нам какие-то снеки, шоколад и располагается рядом с костром. Давид скручивает себе сигарету.

- Мексиканцы верили, что дым связывает землю и мир духов. Поэтому и курили,  - говорит кочевник. - В пустыне, девчонки, не пьют, здесь курят. 

Я перевожу его истории Ору - для Вари Давид говорит по-русски. Тот улыбается, отмечая, что историй от кочевника слышал много, но такой ещё не было. 

- Пойдём на ранчо, покажу вам верблюдов, - поднимается Давид. - Я единственный, кто сейчас путешествует с ними. Бедуины-то оседлые все стали. Да и хочу ещё курнуть. 

- Говорят, рай здесь, но люди об этом забыли, - рассказывает Давид. - Здесь не ощущаешь время, не важно, какой день, час.

Мы идём пешком минут 5-7. Под луной дорогу видно прекрасно даже несмотря на отсутствие искусственного света. Ранчо охраняет мужчина с автоматом. Мы заходим внутрь. Давид зовёт нас к загону.


Сначала почти ничего не видно. И вот, из темноты показываются верблюды: всего их 12. Мы гладим животных, Ор показывает свою любимицу («она самая толстая и спокойная», говорит он). 

- Верблюд, если не дрессирован, может убить тебя за минуту. Мальчики очень агресссивны, но хороши для дальних поездок. Здесь у нас только девочки, для коротких, - кочевник с помощником проводят нам ликбез.
- А сколько тренируете одного?
- По-разному, около 6 месяцев. 

 

 

 

На ранчо мы немного отдыхаем и возвращаемся к палатке. По пути я спрашиваю Ора, есть ли тут ещё животные.

- Да, гиены, лисицы, они обычно где-то наверху.
- А мы туда можем забраться?
- Сейчас? Это опасно. Хотя попробовать можно.
- Гиены и лисицы сами придут к нам ночью, на еду, - слышит наш разговор Давид. Варя бросает на него неодобрительный взгляд.

Мы пьём сладкий бедуинский чай. Варя устанавливает штатив: она занимается профессиональной съёмкой, я о таком пока только мечтаю. Ор подходит ко мне:

 

- Ну что, пойдём в горы?
- Еще спрашиваешь!

И мы устремляемся к одному из самых опасных приключений в моей жизни.

©2018 by Julia Smolkina